КОЛОНКА РЕДАКТОРА

Верно сие!


Памятная годовщина.
НЕМНОГО О БОЛЬШОМ ЧЕЛОВЕКЕ.
А.И. Тихенко.

MirNot (3)24.02.2004 г.

28 февраля 2001 года пуля наемного убийцы пресекла яркую жизнь выдающегося деятеля нотариата Анатолия Ивановича Тихенко.

Анатолий Тихенко был сподвижником нотариальной реформы, входил в группу разработчиков Основ законодательства РФ о нотариате и к моменту гибели возглавлял Федеральную нотариальную палату.

Он был авторитетным лидером нового нотариата, ключевой и наиболее харизматической его фигурой.

Я хочу поделиться характерологическими впечатлениями и собственным восприятием его личности.

Был Тихенко настоящим энтузиастом, подвижником латинского нотариата, его пламенным трибуном. Он безусловно верил в нотариат, в благородство его миссии, нужность людям, обществу, государству. Он был предан идее, а значит, потенциально мог быть предан людьми. Но очень многие верили в него, шли за ним.

Быть лидером очень трудно. Я не знаю, как предстоял он один на один пред властью; не знаю, вынуждали ли его к компромиссу, приходилось ли ему "наступать на горло собственной песне" - а это серьезные проклятия, нависающие над всеми крупными деятелями; не знаю, был ли сам умерен в проявлении власти.

Не святой и благочинный, но и не простой человек, был Тихенко абсолютно искренним: что думал - говорил в лицо, злости не таил, радостью делился. Улыбка его незабываема.

Он имел дар убеждения, талант миссионера. Одной лишь бессловесной верой мог действовать он и подвигнуть многих. Сколько маловеров причастил он к высокому, но внешне скромному духу нотариата.

В публичной полемике - это был танк. Стальная логика, могучая вера, огневая воля. Я слушал его как оратора неоднократно - это производило сильное впечатление. И даже стенограммы его выступлений заряжены духовной и интеллектуальной силой.

О долевом вкладе Тихенко в нотариальную реформу и развитие небюджетного нотариата пусть говорят специалисты, если хотят. В этом случае их задача будет сложной, поскольку, с одной стороны, всегда существует тенденция к образованию монопольного культа, а с другой, к умалению роли личности, но тут еще сложнее: посмертный спрос не существует, ибо ответить некому. А вот посмертная несправедливость бывает. Историкам будет не в пример легче - у них независимое право-обязанность на объективность. Воздаяние по заслугам, по большому счету, - удел потомков.

Здесь я не могу не сделать одного важного отступления, которое имеет отношение к нашей скверной традиции (противоположной другой крайности - обожествлению) оценивать человека по тому, кем он когда-то был - по принципу "знаем мы, как ты на горшке сидел".

В одной публикации прозвучала мысль о том, что, мол, был когда-то (в конце восьмидесятых) Тихенко рядовым специалистом отдела Минюста, возглавляемого корифеем таким-то, а потом вдруг…, да еще посмел против "учителя" выступить и так далее.

Здесь надо ответить. Это важно в отношении многих людей.

Все когда-то были не теми, кем стали. Ну был когда-то Анатолий Иванович просто Толиком, обычным специалистом и звезд с неба не хватал. Что из этого? Не важно, кем был, важно, кем стал. Даже если невидим был тогда и только просыпался в нем этот огромный потенциал, как просыпается магма в пробуждающемся вулкане, что из того. Не важно, каким был, важно, каким стал. Сказано: "Пока не требует поэта к священной жертве Аполлон…".

Есть те, кто знал его хорошо, но хорошо ли они знали его. Вот вопрос.

К 1993 году, когда стагнация прежнего нотариата стала нестерпимой, Тихенко уже прошел путь внутренней трансформации и созрел для великих дел. Это был уже не функционер, а человек с выраженной гражданской и политической позицией, провозвестник нового нотариата, готовый к титаническим свершениям. Опыт мучительного поиска пути, воля, интеллект, вера, - всё было готово к вызову нового времени, к началу миссии обновления нотариата.

Принципиально то, что дух нотариата в урочный час избрал своим пророком именно Тихенко.

Выбрал именно Тихенко, а не более "регалистых" и респектабельных начальников и коллег по министерству. (Хотя и они - титаны нотариальной реформы.)

Просто никто из них не обладал такой колоссальной верой в будущее нотариата, какая была у Тихенко. Именно вера делает человека пророком, а последующее откровение делает его мудрым. Далее сама миссия делает человека знающим и опытным. Потому есть пророки и есть кардиналы.

Личность Тихенко уже хотя бы в силу его нотариального мессианства достойна огромного уважения и безусловного признания.

Признание - это не столько оценка, сколько уважение. Нотариальное мессианство не повод для возведения культа, оценка же - не повод умаления.

Ни культ, ни умаление одинаково не применимы к этому великому подвижнику нотариата.

Нет худшего испытания, чем обретение силы. Нет худшего спроса, как ответственность за большую миссию. Анатолий Иванович принял вызов жизни, взял на себя ответственность. Тихенко оказался для нотариата самым нужным человеком, в нужном месте и в нужное время.

В переломные времена такие люди, как Тихенко, незаменимы, в спокойные - востребуется уже не харизматическое лидерство, а коллективная слаженность и четкость в работе. Но когда российскому нотариату позволят стать стабильным, когда он устоится, наконец, в горячих головах законодателей, не известно. Постоянно живем в переходное время. Но уже без Тихенко.

См. также краткую биографию


© Равиль Алеев, 2004


на ГЛАВНУЮ

Hosted by uCoz